Контакты

О проблеме переработки помета Тарханов О.В.

Автор: anver от 4 июня 2010
О проблеме переработки помета
обсудить статью на форуме ››
http://www.webpticeprom.ru/forum/viewtopic.php?t=1302
Тарханов О.В., Тарханова Л.С. Башкирский научно-инженерный центр по технологии переработки органики
«В стране нет собственных ресурсов, – заявил Алексей Гордеев, – и мы не можем обеспечить население продовольствием». [Что сказал министр // Просторы России. № 27, 09.07.05].
«Генеральный секретарь Пан Ги Мун заявил о создании рабочей группы по борьбе с кризисом продовольствия, вызванного ростом цен на продовольствие». [Радио ООН на русском 29.04.2008]
«Россия, в краткосрочной перспективе, может играть заметную роль в удовлетворении немедленных потребностей в продовольствии (в мире – ред.)»[Управляющий директор Всемирного банка госпожа Нгози Оконьо-Ивела. Санкт-Петербургский экономический форум. 07.06.08.]
Через три года, после приведенного выше заявления российского министра и через тридцать лет после принятия Продовольственной Программы СССР Генеральный секретарь ООН объявил о разработке Всемирной продовольственной программы (ВПП) для целей преодоления мирового продовольственного кризиса. Однако указанная экспертами причина этого кризиса в виде роста цен на продовольствие не является причиной, а является лишь следствием неправильного ведения мирового сельского хозяйства и потребления продуктов питания непроизводящим населением. В свою очередь, неправильное ведение сельского хозяйства объясняется исключением из кругооборота в земледелии органического вещества урожая, собранного в предыдущем году и на 90 % скормленного сельскохозяйственным животным [1]. Органическое вещество урожая, на 90 % перейдя в фекалии, многократно разбавляется водой, заражается патогенной микрофлорой, яйцами гельминтов и семенами сорняков. По этой причине фекалии животных в виде навоза и помёта подвергают компостированию, при котором большая часть органического вещества разлагается в компостной куче и не поступает в почву. Как следствие, голодают почвенные организмы и плодородие земель падает. Минеральные удобрения приводят к гибели почвенных организмов, а человечество теряет плодородные земли. Отсюда – неизбежность ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО КРИЗИСА и его последствий.
Следовательно, от анализа характерных попыток научного осмысления и решения на практике проблемы тысячелетий – проблемы «Авгиевых конюшен» или «Что делать с отходами животноводства?», – не уйти. Несмотря на многообразие, так сказать, с местными национально-региональными особенностями, многочисленных способов и их обоснований, большинство из них (за исключением сушки) сводятся к методу борьбы с навозом, помётом и иными ресурсами органического происхождения. Общую ситуацию на этом «фронте», как беспросветную, можно оценить по статье Дианы Насоновой «Доходные отходы» в журнале «Агробизнес» № 5 (октябрь) 2003 [2]: «Как замечает ведущий сотрудник центра «ЭкоРос», доктор биологических наук Евгений Панцхава, сельскохозяйственное производство России ежегодно дает 250 млн. т органических отходов, из них 150 млн. т приходится на животноводство и птицеводство. Но животноводческие отходы как удобрения в России пока продаются редко, говорит исполнительный директор Союза животноводов РФ, профессор Тенгиз Джапаридзе. По его оценкам более 45 % хозяйств вообще не вывозят навоз на поля… «А хозяйства, внедрившие новейшие способы переработки отходов, можно пересчитать по пальцам», – говорит он…
«Но сельхозпроизводители опасаются вкладывать деньги в новые технологии либо из-за отсутствия свободных средств, либо из-за отсутствия каналов сбыта готового продукта», – поясняет директор НТЦ «Экомаш» Анатолий Пузанков…
Технологии утилизации животноводческих отходов существуют уже более 5000 лет, рассказывает Пузанков. «Ещё древние китайцы формировали навоз в бурты, обкладывали их рисовой соломой и прокладывали дырчатые бамбуковые трубы под штабелями для продувания воздуха с помощью кузнечных мехов. Через 3 – 4 месяца, когда процесс компостирования завершался, конструкцию разбирали и вывозили готовое удобрение на поля», – рассказывает он.
«Такие технологии применяются и сегодня. Например, американская компания «Биоферм» строит специальные сооружения из железобетонных блоков с аэрируемым полом, где навоз проходит термическую обработку и естественную ферментацию (ускоренное компостирование), а затем выгружается в мобильные погрузчики», – говорит Пузанков…
Производство удобрений можно поставить на поток лишь при условии организации экспресс-компостирования в модульных ферментационных установках непрерывного действия…
«Органические отходы животноводческого комплекса просто золотая жила для крестьян, – говорит гендиректор межрегиональной научно-производственной корпорации «ПИКъ» Сергей Конин. – Наладив производство биогумуса из отходов в промышленных масштабах, можно быстро разбогатеть. Средняя молочно-товарная ферма производит молока в год на 6 млн. руб. Если переработать навоз на ферме в биогумус, то можно получить как минимум 22 млн. руб.»…
Навоз в Европе используют не только для удобрения поля, но и для получения электрической и тепловой энергии, рассказывает ведущий сотрудник Института технической теплофизики НАНУ Георгий Гелетуха…
«В России первая биогазовая станция производительностью 1000 м3 биогаза и 30 т органического удобрения в сутки была создана в 1987 г. и смонтирована на Октябрьской птицефабрике (Московская обл.), – рассказывает Панцхава. – За ней была запущена ещё одна станция на 2500 м3. Но сегодня нет спроса в таких мощных установках. И учёные разработали и наладили производство небольших биогазовых установок – ИБГУ-1 – для повторного использования отходов крестьянского подворья и БИОЭН-1 – для животноводческих ферм на 25 голов».
Строительство биогазовой установки производительностью 12 000 м3 в день обойдётся примерно в 9 млн. евро, почти 650000 евро потребуется на её годовое обслуживание, говорит Гелетуха. Окупятся эти вложения только за 10 – 15 лет…
Институтом технической теплофизики НАНУ установлено, что технология анаэробного сбраживания отходов снижает выбросы парниковых газов в атмосферу, говорит Гелетуха» [2].
В свое время при СЭВ был образован Комитет по решению проблемы органических отходов под руководством вице-президента АН СССР Ю.А. Овчинникова. С 1991 г. СЭВ прекратил свое существование, а проблема осталась.
11.04.08 г. на семинаре в институте ВНИТИП отмечено: «Что касается переработки помёта, то пока нет универсального метода, пригодного для промышленного производства», и чуть ранее, «По глубокому убеждению всех птицеводов, чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, необходима воля властей и чётко проработанная система развития и финансирования» [3, С. 41]. Однако известно, что власти всегда и везде в своих решениях опираются на науку. Поэтому можно предположить, что до тех пор, пока в сельскохозяйственной науке будут доминировать устаревшие взгляды, усилия общества, включая волю властей, не дадут положительных результатов. Кроме устаревших научных положений, дополнительным препятствием в решении проблемы органики является ведомственность, сводящая проблему до примитивного видения. Поэтому «Технологический регламент по переработке помёта», на разработку которого Союз птицеводов добился выделения денег, без приемлемой технологии – к решению проблемы привести не может по определению [3, С. 41]. С поверхностной экономической точки зрения штрафы за загрязнение помётом, которыми облагаются птицефабрики в новых (не советских) рыночных отношениях, ущемляют экономические интересы птицеводства. Однако эта точка зрения неверна. В сотнях публикаций представителей птицеводческой науки утверждается, что помёт – ценное удобрение. Но раз ценное – то почему бесхозное?
Противоречие необходимо понять.
Во-первых, помёт не является удобрением, ибо нигде и никогда этот помёт без предварительной переработки не использовался в виде удобрения. Следовательно, помёт может выступать только в роли «ценного» сырья. Но если сырья, то для какой отрасли промышленности? Для производства удобрений? Для производства электрической и тепловой энергии? Для производства лекарств и масел? Такой промышленности нет. Стало быть, помёт не несёт в себе признаков сырья в общепринятом смысле. Следовательно, помёт может быть только в роли ценного потенциального сырья для некоего промышленного производства, которое ещё предстоит создать.
Во-вторых, помёт не является отходом в природе, иначе бы за много миллионов лет ландшафт Земли представлял бы собой засыпанную помётом поверхность. В природе помёт – естественный продукт круговорота органического вещества. Но в природе нет птицеводства, через участие в котором люди производят товары для рынка. Но именно в птицеводстве появляется помёт, исключённый из кругооборота в природе собственником (птицефабриками) этого помёта. Следовательно, причины этого исключения лежат не во властных структурах, а только внутри самого рыночного птицеводства. Корма это птицеводство потребляет, а обеспечить возврат помёта в круговорот не может. Отсюда – логика штрафов. Следовательно, созданием технологического регламента можно лишь попытаться отбиться от штрафов. Мешают птицы. Они, как и ранее, производят помёт в количестве, в двадцать раз превышающем количество птицеводческой продукции.
В-третьих, помётом птицефабрик занимаются отраслевые (по птицеводству) учёные и инженеры. Для отраслевиков помёт – отход. А отходы, как известно, утилизируют. А утилизация – деятельность по переработке с наименьшими расходами.
В-четвёртых, птицы не только производят помёт, но и едят в двадцать раз больше, чем дают продукции. Корма поступают из земледелия. Но земледельцам помёт не нужен, так этот помёт удобрением не является и приводит к увеличению издержек в производстве кормов для птицеводов. Следовательно, ни вместе, ни врозь земледельцы не в восторге от «ценного» помёта.
В-пятых, в науке о сельском хозяйстве в помёте и навозе ценятся лишь минеральные питательные вещества, которые составляют от массы высушенной (!) органики не более 5 %. Но сушка обходится в десять раз дороже, чем стоят эти 5 % веществ. Вместе с тем в многочисленных учебниках, энциклопедиях, специальных монографиях, докторских и кандидатских диссертациях и статьях на тему о плодородии утверждается, что основой плодородия (следовательно, и жизни на Земле) является гумус. Но гумуса в помёте нет, как и в навозе. Поэтому помёт подвергают насильственному горению и брожению (в компостных кучах, ферментёрах, червятниках и в реакторах по получению биогаза) с целью получения гумуса. В результате в помёте не остаётся ничего ценного для природного механизма плодородия, ибо гумус не является основой плодородия [9]. Стало быть, именно устаревшие научные взгляды на плодородие являются непреодолимым препятствием для такого института, как «воля властей и чётко проработанная система развития и финансирования» [2, С. 41].
В-шестых, земледельцам-практикам не нужен помёт как продукт, приводящий на практике к непосильным издержкам.
В-седьмых, сельское хозяйство разделено на две рыночные отрасли, естественному технологическому взаимодействию которых мешает трёхведомственный подход (Минсельхоз, Земледелие, Животноводство). Результат на поверхности – плодородных земель на Земле всё меньше, а Генеральный секретарь ООН как специалист, ничего не ведающий о сути почвенного плодородия, создает комиссию по решению продовольственной проблемы Земного шара. Цель одна – спасти обитателей Земли (включая птицеводов, земледельцев и иных работников сельского хозяйства) от голода, причина которого спрятана за ведомственными перегородками внутри сельского хозяйства. Степень достижимости этой цели впечатляет – накормить хотя бы население наиболее развитых стран, ибо из трёх миллиардов гектар имевшихся ранее плодородных земель сельскохозяйственной деятельностью испорчено всего (!) два миллиарда гектар. Разницы явно не хватает для «прокорма» остального населения Земли.
В книге «Современные технологии навоза и помёта как тормоз экономики», подготовленной нами к публикации, проведено сопоставление различных направлений переработки органики (навоза, помёта и осадков сточных вод) и их научных обоснований. Это сопоставление выявило единообразие подходов:
1. Навоз, помёт и осадки сточных вод – отходы, загрязняющие окружающую среду;
2. Отходы надо утилизировать и продавать на сторону;
3. Отходы надо превратить в полезный для человечества продукт – в энергию или биогумус, и, тем самым, помочь правительствам различного уровня и человечеству.
Однако все эти направления – заблуждения. Подробный их анализ дан в четырёх разделах подготовленной к публикации указанной выше книги.
Проза жизни заключается в том, что навоз, помёт и осадки сточных вод не являются отходами, а представляют собой естественные ресурсы органического происхождения, единственным предназначением которых является воспроизводство почвенного плодородия. Следовательно, не утилизация и продажа на сторону, а только технологии переработки этих ресурсов в продукты с сохранением в них исходного органического вещества – является насущной проблемой, решение которой предотвратит голод [1, 4, 5].
Из приведённых сведений следует, что навоз и помёт не нужен, прежде всего, руководителям, чья деятельность связана с животноводством.
Продажа компостов населению концерном «Пикса» и отдельными хозяйствами приводит к более широкому выводу – навоз не нужен и крупным растениеводческим хозяйствам России.
Вместе с тем в 1996 г. было проведено заседание Всероссийской комиссии по решению проблемы утилизации так называемых отходов животноводства, с опубликованием материалов Министерством сельского хозяйства [6]. Но продвижение технологии, представленной Башкирским научно-инженерным центром по технологии переработки органики (БИЦОР) и одобренной этим высоким форумом застопорилось по причинам, частично изложенным в [4, 5].
Тяжёлое положение за рубежом убедительно освещено в средствах массовой информации на тему о коровьем бешенстве, птичьем гриппе, заболеваниях людей.
Поэтому воз и ныне там – навозная проблема не решена. Сельское хозяйство в упадке. Разрозненные попытки решения «проблемы веков» через «научные» рекомендации по применению навоза в рамках «от кормов животным до компостов для населения и биогаза для промышленности» завершились лишь «надёжными» затратами. Эти затраты только в масштабах России и затраты на компенсацию ущерба от нерационального ведения сельского хозяйства (за последние 15 лет) превысили расходы страны на оборону и космос. Отношение к навозу, как к зловредному веществу, подтверждается зарубежным законодательством Европейских стран.
Из этого следует, что органика в виде навоза, помёта, осадков сточных вод городов и перерабатывающей промышленности не востребована мировым сельским хозяйством. Это объясняется отсутствием в мировой аграрной науке общетеоретических исследований о значении и месте органического вещества навоза в аграрном производстве [1].
Известные технологии, как не служащие воспроизводству почвенного плодородия, не соответствуют п.1), п.2.3), п.4.1) Ст.5, п.1.7) Ст. 7 закона РФ № 264-ФЗ от 29.12.06 г «О развитии сельского хозяйства».
Башкирским научно-инженерным центром разработана технология переработки органики, которая отвечает всем современным требованиям рационального ведения сельского хозяйства [4 – 8]. Суть этой технологии представлена на рис.1.

Рис. 1. Принципиальная схема рациональной технологии переработки органики в органо-минеральные удобрения
На схеме представлены бункеры-дозаторы 1, 2, 3, 4, из которых минеральные компоненты вместе с гомогенизированной и обработанной формалином органикой подаются в реактор-смеситель. Приготовленная таким образом смесь подается на сушку в аппарат кипящего слоя (АКС). Одновременно в АКС вводится подогретый воздух с помощью вентилятора 7 высокого давления. Из аппарата отработанный воздух направляется в циклон 8. На выходе АКС 6 непрерывно выводятся гранулы органо-минерального удобрения (ОМУ).
Большинство узлов установки представляют собой оригинальные технические решения, обеспечивающие высокую надёжность и производительность оборудования. Вместе с тем в основу технологических решений положены ноу-хау, параметры которых получены из многочисленных опытов с различными продуктами органического происхождения (навоза, помёта, осадков сточных вод городов и промышленных предприятий).
Особенностями технологии являются:
– переработка свежей органики натуральной влажности, что позволяет максимально сохранить в готовом продукте питательную ценность свежего навоза (помёта), в том числе и органические вещества;
– экономичность процесса удаления влаги. Это объясняется тем, что аппараты кипящего слоя обладают в 10 раз большим удельным влагосъемом по сравнению с барабанными грануляторами-сушилками (БГС). Так, на опытной установке, реализующей описанную схему, экспериментально установлено, что для получения одной тонны готовых для употребления органо-минеральных удобрений (ОМУ) достаточно 100 кг жидкого топлива, а для работы механизмов достаточно 100 кВт электроэнергии;
– многолетние испытания показали, что 1 т новых удобрений, при себестоимости по цене 1 тонны зерновых, позволяет получить прибавку в 3 тонны зерновых в течение четырёх лет при одноразовом внесении на все четыре года;
– получаемые по технологии органо-минеральные удобрения (ОМУ) не содержат патогенной микрофлоры, яиц гельминтов и обладающих всхожестью семян сорняков, не вызывают ожогов растений, медленно усвояемы и оптимально вписываются в природный механизм почвенного плодородия. Т.е. ОМУ являются не только удобрением, но и кормом для почвенной микрофлоры, которая, в свою очередь, даёт питание растениям.
Дело остаётся за «малым» – разработчики не могут изыскать ресурсов для проведения работ по созданию опытно-промышленной установки, без которой невозможно освоение серийного производства. Правда, величина штрафов, налагаемых на птицефабрики из-за вынужденного нерационального отношения к органике (497 руб. × 14 млн. т помёта [3, С. 43, С. 55]) всего в сто раз превышает потребность в ресурсах, необходимых для создания серийного оборудования. Но штрафы, как известно, уже «чьи», да и ложатся они не на зарплату научных работников сельскохозяйственного профиля и руководителей отрасли, а прямиком переходят в инфляцию через нагрузку на потребителя. А общий дом, как известно не «моя хата, которая с краю». Так и идём по проблеме, теряя время за столами по её решению неприемлемыми для сельского хозяйства методами.
Поэтому можно утверждать, что без освоения технологии БИЦОР или ей подобных технологий – продовольственный кризис будет обостряться [10]. В результате вместо решения продовольственной проблемы мир ожидают всеобщий экономический кризис и силовые конфликты.
Литература
1. Тарханов О. В. Теоретическая экономия. Тупик классового подхода. М.: Экономика, 2003.
2. Насонова Д. Доходные отходы // Агробизнес. 2003. № 5 (октябрь). // http:// www.agro-business.ru / toprinter/article/453 html.
3. Реально ли производство без отходов. //Птицеводство. № 7. 2008. С. 41.
4. Тарханов О. В. Кейнс, который не любил Сталина, но был нужен фюреру. М.: Гелиос АРВ, 2005.
5. Тарханов О.В. Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны. М.: Бизнес и книга, 2006.
6. Технологические и технические решения утилизации отходов птицефабрик и животноводческих комплексов. Материалы межведомственной комиссии. М.: Минсельхозпрод РФ, 1997. С. 98 – 108.
7. Тарханов О.В. На пути к теории аграрного производства. Уфа: Издательство ВЭГУ.2008. 189 с.
8. Тарханов О.В. Основы теории аграрного производства. Уфа: ИКЦ «Системы и технологии». 2008. Печ.л.33.
9. Тарханов О.В. Плодородие без гумуса и удобрений. // Химия и жизнь – ХХI век. №3, 2008.
10. Багаев Г.В. Мировой продовольственный кризис и аграрная стратегия России. Доклад на интернет-конференции «На пути к теории аграрного производства». ВЭГУ. 2008 г.
ОБ АВТОРАХ
Тарханов Олег Владимирович 1946 г рождения. В 1969 г. окончил инженерно-физический факультет Ташкентского политехнического института. В 1972 г. защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук в Уфимском авиационном институте. В 1978 г. ему присвоено учёное звание «Старший научный сотрудник». В 1991 г. ему присвоено почётное звание «Заслуженный изобретатель республики». В 2001 г. он избран членом-корреспондентом Международной Инженерной Академии. В 2006 г. Тарханов О.В. избран действительным членом Международной Инженерной Академии.
В 2003 году в издательстве «Экономика» опубликована его монография «Теоретическая экономия – тупик классового подхода», в 2004 году опубликовано исследование «Инфляция», в 2005 году в издательстве «Гелиос АРВ» опубликована монография «Кейнс, который не любил Сталина, но был нужен фюреру», в 2006 году в соавторстве с Тархановой Л.С. опубликована монография «Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны», в 2008 г. издательством «Восточный университет» опубликована книга «На пути к теории аграрного производства», в журнале «Химия и жизнь – ХХI век» № 3 в 2008 г. опубликована статья «Плодородие без гумуса и удобрений».
Имеет более трёхсот научных работ и изобретений.
Заведующий межведомственной научно-исследовательской лабораторией Уфимского авиационного технического университета, директор и главный конструктор Башкирского научно-инженерного центра по технологии переработки органики (БИЦОР).

Тарханова Лилия Степановна 1945 г. рождения. В 1970 г. окончила Ташкентский институт легкой промышленности. В 1974 г. защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата химических наук. В 1979 г. ей присвоено ученое звание «Старший научный сотрудник». По ее разработкам построены три опытно-промышленные установки по выпуску новейших удобрений длительного действия. Неоднократно являлась победителем Всесоюзного социалистического соревнования среди работников химической промышленности, награждалась дипломами общества им. Д. И. Менделеева, дипломами и медалями различных выставок, имеет более ста пятидесяти научных работ и изобретений. Ведущий научный сотрудник УГАТУ и БИЦОР. Email: gelo-t @ yandex.ru.





• Племенное дело [30]
• Инкубация [33]
• Управление производством [24]
• Кормление, корма и их компоненты [152]
• Содержание птицы [25]
• Ветеринария [101]
• Оборудование и техника [21]
• Птица, продукция птицеводства и птицепереработка [47]
• Переработка отходов птицеводства [23]


o Птицеводы: считайте деньги! Зачем уничтожать окружающую среду…
o Технология утилизации куриного помета
o Влияние экологических факторов на эффективность производства
o Птичий помет - источник дохода
o Экологам птицефабрик - современные технологии
o Ветеринарно-санитарная оценка помета
o Вечная утилизация
o Экологические проблемы птицефабрик России и роль биотехнологии в переработке органических отходов
o Локальные очистные сооружения для птицеперерабатывающих производств
o Утилизация птичьего помета на птицефабриках – пути решения
o Утилизация подстилочно-пометной массы птицеферм
o Кризис и навоз
o Перспективная технология переработки помета в удобрение
o Проект национального стандарта на птичий помет
o Эффективность инвестиций в сельское хозяйство и навоз
o Куриный помет: большая проблема или хороший бизнес?
o О проблеме переработки помета
o Птицефабрики могут помочь повысить урожай картофеля и овощей
o Птицефабрика как поставщик органических удобрений
o Досадная неизбежность или статья дохода?
o Переработка отходов животноводства и птицеводства
o Превращать отходы в доходы
o Утилизация птичьего помета с использованием ускорителя ферментации грибкового происхождения
• Рынок и экономика [66]
• Бухгалтер | Бухгалтерия | Главная бухгалтерская книга | Бухгалтерский баланс | система бухгалтерских счетов | Субконто | Международные стандарты финансовой отчётности

• ________________________________________

• О причинах низкой эффективности инвестиций в сельское хозяйство

Состояние современной экономической мысли об инвестициях в сельское хозяйство можно оценить по реферату, составленному на основе четырнадцати публикаций [1].
В реферате дается определение: "Инвестиция - это любой инструмент, в который можно поместить деньги, рассчитывая сохранить или умножить их стоимость и (или) обеспечить положительную величину дохода" [1, с. 1].
Уже из этого определения становится понятным, что автором реферата инвестиции никак не связываются с развитием сельского хозяйства. Главная цель инвестиций, как видим, связывается с преумножением инвестируемых в село денег. Как сказываются такие инвестиции на народном хозяйстве, следует из исторического опыта. Так, известно, что финансовые инвестиции возникли за четыре тысячи лет до н.э. в государствах, расположенных между реками Тигр и Евфрат. Уже в ту пору инвесторам удавалось сказочно увеличивать доходы от этих инвестиций. Однако для хозяйств эти инвестиции оборачивались полным банкротством с одновременным превращением бывших владельцев земли в вечных должников инвесторов и даже рабов. Одновременно наблюдалось сокращение производимой продукции. Как противодействие такой инвестиционной политике руководство древних государств принимало законы по выправлению ситуации. Среди памятников таких законов выделяется кодекс законов Вавилонии царя Хаммурапи (1792-1850 до н.э.). Издание этого кодекса явилось противодействием тому факту, что "быстрое развитие здесь товарно-денежных отношений сопровождалось резким сокращением поступлений налогов в казну и соответственно ослаблением государственных структур, и особенно армии" [2].
Другой попыткой исправить ситуацию с денежными инвестициями в село были реформы архонта Афин Солона (начало VI в. до н.э.). Основным содержанием реформ Солона была отмена долгового рабства (сисахфия), в которое попадали проинвестированные деньгами свободные крестьяне Афин. Глубина реформ Солона характеризуется изменением политической структуры Афинского общества.
Не обошли инвестиции и Римскую империю. "В Восточной Римской империи деятельность банков изменилась, и они потеряли былое могущество. ВIV веке н.э. в Византии аргентариев и нуммуляриев заменили коллектарии. Деятельность последних регламентировалась государством, и они стали прежде всего служащими фискал" [3].
Из приводимого исторического опыта следует, что акцент на обеспечении дохода инвесторам является методически ошибочным. Вместе с тем призыв автора реферата направлять инвестиции "туда, где от них будет получен наиболее быстрый и максимальный эффект" сводится к благому пожеланию. Это объясняется тем, что в реферате соседствуют весьма противоположные по смыслу мысли: "Ведь сельское хозяйство - основополагающая отрасль в любой экономике, которая изначально является малоприбыльной и малопривлекательной для инвестиций, но от развития сельского хозяйства зависит развитие всей экономики" [1, с. 1].
Действительно, если сельское хозяйство "основополагающая отрасль", от развития которой "зависит развитие всей экономики", то это сельское хозяйство принципиально не может быть "малоприбыльной и малопривлекательной" отраслью. Здесь в явном виде отсутствует анализ состояния мирового и российского сельского хозяйства. А из этого анализа следует, что в кризисе находится не только сельское хозяйство России, но и сельское хозяйство остального мира. Так, начиная с девяностых годов и по настоящее время, западное сельское хозяйство сотрясает кризис в животноводческой отрасли. Это связано с эпидемиями таких заболеваний, как коровье бешенство, сибирская язва, чума, птичий грипп, сальмонеллез. В девяностые годы общий ущерб от этого составил более 55 млрд. долл.
Этот факт не мешает авторам работ по инвестициям приходить к весьма поверхностным выводам о том, что "особую ценность представляют иностранные инвестиции в эту сложную, с длительным сроком окупаемости сферу экономики" [1, с. 2]. Однако данный вывод не подтверждается какими-либо аргументами.
Вместе с тем современные писатели на инвестиционные темы напоминают нам, что "В России до 1992 г. АПК традиционно являлся государственной регулируемой отраслью со значительными объемами ежегодных капиталовложений, большая часть которых осуществлялась за счет средств государственного бюджета" [1, с. 4]. При этом, по мнению этих писателей: "Жесткая централизация и регламентация механизма долгосрочного финансирования воспроизводственных процессов в сельском хозяйстве в сочетании с ограничением хозяйственной инициативы привели к снижению эффективности использования капитальных вложений, увеличению срока их освоения, деформации роли государства как регулятора общественного процесса воспроизводства" [1, с. 4]. Т.е. опять вместо анализа - гипотеза о связи, а не ее доказательство. И уж совсем безосновательно утверждение в адрес политиков 1985-1991 гг., гласящее, что "...реальных шагов по совершенствованию механизма государственного регулирования системы капитальных вложений сделано не было" [1, с. 4]. Как известно, такие шаги были сделаны по совету писателей на экономические темы. А именно - СССР был ликвидирован.
Продолжая тему об инвестициях применительно к современной России (2006 г.), авторы публикации констатируют: "Сложное финансовое положение сельскохозяйственных предприятий делало их непривлекательными с точки зрения сторонних инвесторов, а собственные средства для долгосрочных вложений из-за отсутствия прибыли ограничивались лишь амортизацией, сумма которой неуклонно снижалась в связи с превышением выбытия основных средств по сравнению с их вводом в эксплуатацию" [1, с. 4].
Нетрудно убедиться, что в этой констатации нет рассуждений о том, почему сельское хозяйство, освобожденное от гнета командно-административной системы, по истечении пятнадцати лет не становится прибыльным. Ссылка на сбои в материально-техническом обеспечении выглядят несерьезно, ибо ранее указывалось на отсутствие прибыли.
Отсутствие сколь-нибудь логичных рассуждений на животрепещущую тему неожиданно сменяется информацией о том, что "ныне иностранные фирмы намерены расширять производство в АПК России" [1, с. 5]. Здесь становится загадочным, почему к нерентабельному сельскому хозяйству проявляют интерес иностранные фирмы, а родные миллиардеры продолжают лишь присматриваться к селу, ограничиваясь скупкой земель. Похоже, у иностранцев то ли мышление недоразвито, то ли они имеют иные соображения по поводу причин нерентабельности российского сельского хозяйства. При этом, несмотря на интерес иностранцев к российскому селу, авторы денежной инвестиционной политики ратуют за стимулирование этого интереса, не рассматривая возможных последствий от денежных инвестиций, с которыми человечество, как показано выше, сталкивалось с очевидным постоянством. Вместо четкого анализа возможных ситуаций выдвигается положение о том, что "инвестиционная политика в системе АПК должна быть подчинена задачам структурной перестройки экономики", и что: "Государственные средства должны направляться прежде всего на восстановление технического потенциала на селе" [1, с. 8]. Вполне понятно, что на фоне восстановления разрушенного перестройкой потенциала села финансовые инвестиции становятся вполне привлекательными для инвесторов, ибо прибыль инвесторов в точности будет соответствовать абсолютной ренте, природу которой пытался раскрыть Маркс.
Неожиданно в инвестиционном писании утверждается, вероятно, применительно к России, что "трудовой фактор сравнительно дешев и присутствует в избытке, капитал, напротив, является экстремально дефицитным фактором" [1, с. 13]. В этом месте следует обратить внимание на слово "капитал", под которым понимается не капитал в его сущностном производственном сельскохозяйственном смысле, а сугубо денежная его форма. Это свидетельствует о достаточно невысоком уровне познания инвестиционных писателей в области сельского хозяйства. Отсутствие каких-либо сентенций о земле и ее плодородии свидетельствует, что новым писателям нет дела до того факта, что за рубежом это плодородие давно снижено до критических величин из-за больших доз минеральных удобрений. Что именно поэтому сельскохозяйственное производство на Западе является хронически больным и нуждающимся в больших дотациях. Что именно дефицит белков в кормах вынудил кормить животных на Западе добавками, приготавливаемыми из "чистых" фекалий самих животных, что снизило иммунитет животных и привело к массовым заболеваниям, включая коровье бешенство. Отсюда интерес к российскому селу, земли которого обладают сравнительно высоким потенциальным плодородием, а значит, и высоким уровнем абсолютной ренты. Поэтому весьма поверхностным выглядит призыв о том, что необходимо "финансовое управление сельскохозяйственных производителей со стороны инвестора" [1, с. 17]. При таком управлении, что естественно, никакой прибыльности хозяйств не будет, ибо вся прибыль должна пойти на возмещение процентов, начисленных на инвестируемый денежный капитал. Стало быть, и казна опустеет, как в древнем Междуречье, Древних Афинах и Древнем Риме. Ничто не ново под луной. Наоборот, все повторяется, ибо не финансы определяют деятельность сельского хозяйства, а рента земельная определяет рост финансового капитала.
Пренебрежение исследованиями сельскохозяйственного производства со стороны новых продолжателей схоластики в области экономической риторики отнюдь не способствует процветанию и собственно владельцев финансового капитала. Ведь рано или поздно финансовые вливания без понимания сути причин современного мирового продовольственного кризиса, как и кризиса в Шумерах, Афинах, Древнем Риме и СССР, обернутся разорением не только сельского хозяйства. Эти инвестиции приведут к кризису перепроизводства процентов на финансовый капитал и критическому состоянию всего сельского хозяйства и экономики в целом. Следовательно, богатый финансами человек в это время будет искать убежища, которого, при увеличивающихся масштабах продовольственного кризиса, ему никто не предоставит. Но до этого инвесторы весьма благоприятно будут относиться к советам экономистов о бюджетном финансировании производства зерна, как и села в целом. К этому также благоприятно будет относиться и государство, чиновники которого рады сэкономить на бюджетных средствах за счет финансов частного капитала. Однако именно здесь притаилась финансовая ловушка, примеры следствия которой неоднократно проявлялись в истории человечества для обеих сторон инвестиционного процесса. Подключение к инвестиционному финансовому процессу субъектов РФ ровным счетом ничего не меняет. Вывод: "Итак, приоритетным направлением использования инвестиций является техника, прежде всего уборочная, посевная и движители (тракторы, автомобили)" [1, с. 26], - является методически неверным и давно опровергнутым опытом СССР. Как известно, в семидесятые и восьмидесятые годы поток тракторов, автомобилей, комбайнов, РЖТ, иной техники и десятков миллионов тонн минеральных удобрений при гигантском производственном потенциале животноводства не предотвратили продовольственного кризиса в СССР.
Поэтому вывод о том, что "...после того как АПК поднимется и станет на ноги, люди, которые вложили свои деньги в некогда отсталое сельское хозяйство начнут получать прибыли" [1, с. 27], является маниловскими мечтами и пустыми обещаниями инвесторам. Подтверждением этому является тяжелый кризис мирового сельского хозяйства, включая абсолютно рыночное хозяйство западных стран.
Весьма странно наблюдать гигантские инвестиции частного и государственного финансового капитала, увеличивающийся поток которых лишь сопровождается снижением производства сельскохозяйственной продукции, как во всем мире, так и в России. Поэтому отказ Газпрома от приобретенных им сельхозпредприятий закономерен. Даже его мощи не хватило для поддержания на плаву сельскохозяйственных предприятий. И это не случайно. Мировое сельское хозяйство ведется по теориям гумусового плодородия почв и минерального питания растений, которые не соответствуют реальному природному механизму почвенного плодородия [5].
Этот механизм определяется взаимодействием органического вещества с биотой почвы. Однако в мировом сельском хозяйстве основная масса урожая в виде кормовых культур (сено, сенаж, кормовые корнеплоды, культуры для приготовления силоса, зерновой фураж, соя, отходы спиртовой, сахарной, масличной и пищевой промышленности) превращается в навоз и помет. Органическое вещество этих объектов, отнесенных мировой сельскохозяйственной наукой к отходам, не поступает на поля, с которых убран урожай. Это органическое вещество подвергается утилизации через биологические методы или через прямое сжигание для получения тепловой энергии. В результате, органическое вещество урожая выводится из круговорота. Этим нарушается природный механизм почвенного плодородия. Как следствие, почвенные бактерии голодают и погибают под воздействием минеральных удобрений. Только в российском сельском хозяйстве почвы лишаются фиксации азота в количестве десятков миллионов тонн. Одновременно в почвенный раствор не поступают минеральные вещества из почвенного поглощающего комплекса. Скомпенсировать этот ущерб с помощью тракторов и иных машин невозможно. Поэтому приходится сожалеть о том, что миллиарды долларов частного и государственного финансового капитала затрачиваются на сельское хозяйство с легко прогнозируемым отрицательным результатом, демонстрируемым мировому сообществу в течение тысячелетий. Конечно, миллиардеров понять нетрудно. Гораздо труднее миллиардерам от промышленности понять бессмысленность вливаний в сельское хозяйство, ведущегося с нарушением закона круговорота органического вещества. В результате на земном шаре периодически возникают войны за жизненное пространство. Очередную назревающую мировую войну можно предотвратить путем технологического реформирования сельского хозяйства. Но этому реформированию мешают действия апологетов устаревших знаний сельскохозяйственной науки [5, 6]. Мешает этому реформированию и отсталость экономических знаний о сельскохозяйственной сфере производства [7, 8]. После преодоления сложившихся стереотипов реформирование сельского хозяйства будет в значительной степени облегчено. К настоящему времени созданы научные, технологические и технические предпосылки для освоения в сельском хозяйстве экологоэкономически выгодных технологий переработки навоза, помета, фекалий и иных органических ресурсов в высокоэффективные органо-минеральные удобрения [9]. В этом случае сельское хозяйство превратится в единственную отрасль с воспроизводимой абсолютной рентой. Она позволит обеспечить возврат вкладываемых в его развитие финансовых ресурсов. Но для российского села таких ресурсов, на примере родины О.В. Дерипаски Усть-Лабинска, потребуется 30 трлн., которых в России никогда не будет. Поэтому никогда не будет и возврата через прибыль 1 млрд. долл., вложенного олигархом в родные нивы, если только не продать их вместе с крестьянами.
Список литературы
1. Реферат "Инвестиции в сельское хозяйство: методы и перспективы", www.fos.ru/selxoz/10299_2.html.
2. Ядгаров Я.С. История экономических учений: Учебник для вузов. 3-е издание. М.: ИНФРА-М, 2000. С. 5.
3. Малъкова Т.И. История банков и денег в Древней Греции и Риме. 18.12.03.
4. Тарханов О.В. Плодородие без гумуса и удобрений // Химия и жизнь. 2008. N 3. С. 24.
5. Тарханов О.В. На пути к теории аграрного производства. Изд-во "Восточный университет", 2008.
6. Тарханов О.В. Основы теории аграрного производства. Изд-во "Системы и технологии", 2008.
7. Тарханов О.В. Кризис экономической теории или ее отсутствие // В книге "На пути к теории аграрного производства". Уфа: Изд-во "Восточный университет", 2008.
8. Тарханов О.В. Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны. М.: Книга и бизнес, 2006.
9. Тарханов О.В., Тарханова Л.С., Валеев В.М., Попова С.И. Органо-минеральные удобрения на основе свежезаконсервированной органики. Сборник трудов. Почвы, жизнь, благосостояние. Пенза, 2000. 424 с.
О.В. Тарханов,
кандидат технических наук, академик МИА,
директор Башкирского научно-инженерного центра
по технологии переработки органики БИЦОР
"Экономический анализ. Теория и практика", N 10, апрель 2009 г.шаблоны для dleскачать фильмы
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 
Информация
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.